?

Log in

No account? Create an account

Sun, Jun. 21st, 2015, 10:21 am
124. Несостоявшаяся передача на ВВЖ

Оригинал взят у oldadmiral в 124. Несостоявшаяся передача на ВВЖ
Пару недель назад записали на ВВЖ передачу по означенной теме. Однако в эфир она не выйдет, поскольку данная передача закрылась. Ну а так как я практически не обращался ранее к теме этой войны (разве что был пост о предыстории конфликта, и мы видим, что даже и с точки зрения вины в развязывании этой войны, которая вроде бы бесспорно лежит на России, все далеко не так очевидно), то есть смысл изложить то, что я бы хотел сказать более подробно.



Я ставил себе целью довести до зрителей ряд фактов, хождение которых в нашей стране практически отсутствует или искажено. Они позволяют взглянуть на итоги этой войны совсем по другому. По другому, чем это принято у нас, потому что за рубежом взгляд на эту войну и так относительно объективный. Естественно он достаточно неблагоприятен для нас, поскольку интересы, толкнувшие на конфронтацию с Россией наших тогдашних противников никуда, как мы видим, не делись. Но в своей необъективности на "западе" никогда не доходили до такого паскудства, которое творилось у нас.

1) Соотношение сил. Одно из главных разрушительных последствий советской пропаганды состоит в том, что у людей, и мы это видим в том числе и в этом блоге на примере ряда персонажей, атрофировано чувство правды, справедливости. Они считают, что история это сфера борьбы одинаково лживых идеологических схем, одна из которых "наша", и поэтому мы будем за нее "бороться", невзирая на её правдоподобность.

Следствием такого пагубного положения вещей является то, что у многих наших людей есть чувство искусственности, выдуманности всей канвы исторических событий. Из за этого реальные недостатки они могут считать "измышлениями вражеской пропаганды". Ведь все наши недостатки и просчеты являются измышлениями вражеской пропаганды, не так ли ;)? Но подспудно и все наши достижения и подвиги они считают так же продуктом пропаганды. На этот раз своей.

Предыдущий абзац необходимо было написать для того, чтобы предварить следующий факт, который хочу вам сообщить. Крымская война стала одной из немногих в истории России, которая велась при численном превосходстве неприятеля. Нам всегда говорят, что мы сражаемся при численном превосходстве неприятеля:

Другая причина временных неудач нашей армии состоит в недостатке у нас танков и отчасти авиации. В современной войне очень трудно бороться пехоте без танков и без достаточного авиационного прикрытия. Наша авиация по качеству превосходит немецкую авиацию... Но самолетов у нас пока еще меньше, чем у немцев. Наши танки по качеству превосходят немецкие танки... Но танков у нас все же в несколько раз меньше, чем у немцев. (Из выступления И. Сталина 6 ноября 1941 года)

Поэтому да, говорят то нам это всегда, но правдой это является далеко не в каждом случае. Применительно к Крымской войне является безусловно. Россия была вынуждена держать армию более, чем в 350 батальонов на границе с Австрией, которая мобилизовала две своих армии, грозила мобилизовать третью и постоянно поднимала вопрос о мобилизации войск Германского союза на заседаниях его сейма во Франкфурте. Еще более 200 батальонов приходилось держать на границе со Швецией, которая тоже грозила примкнуть к коалиции, при этом на Балтике оперировал громадный союзный флот, и под угрозой была столица Империи. Для Крыма в силу указанных обстоятельств невозможно было собрать и 150 батальонов. Когда союзники в сентябре 1854 года высадились в Крыму они имели под ружьем 50-55 тысяч человек против 35 тысяч у Меньшикова. В момент наиболее интенсивных боевых действий, как то июньского штурма, сражения на речке Черной и взятия Севастополя соотношение сил в Крыму было порядка 180 тысяч союзников против 130-135 тысяч русских. Об этом всегда следует помнить, прежде чем давать русской армии и России вообще уничижительные оценки.

2) Коммуникации. Часто приходится слышать, что Россия была настолько отсталой страной, где состояние дорог, развал снабжения, казнокрадство чиновников интендантского ведомства привели к тому, что союзники, имевшие в несколько раз более длинные коммуникационные линии имели гораздо больше возможностей для снабжения и наращивания своей группировки, чем Россия, которая вела боевые действия на своей территории! Русские солдаты болели, голодали, массово гибли во время плохо организованных маршей из внутренних областей России.

Давайте начнем с того, что море само по себе наилучший способ коммуникации. Чтобы оценить насколько морские коммуникации удобнее сухопутных достаточно будет привести слова, сказанные во время слушаний в английском парламенте по поводу причин плохого снабжения английской армии Сиднеем Гербертом, представителем английского военного ведомства, который заявил, что от Плимута, до лагеря английской армии под Севастополем 3006 миль, из которых 3000 миль проходят по морю и только 6 по суше. Однако для продовольственных и войсковых грузов преодолеть именно эти последние 6 миль практически невозможно, отчего английская армия задыхается без припасов, тогда как Балаклава буквально ломится от их изобилия. Теперь оцените значимость фактора протяженных сухопутных коммуникаций для России. Ну и кому легче было снабжать свои войска в Крыму?


Английские транспортные корабли в Балаклаве.

Правда советские товарищи на это сейчас возразят: прогнившее и косное царское правительство не позаботилось покрыть Россию густой сетью прекрасных железных дорог, которые дали бы решающее преимущество в коммуникациях, и, пожалуй, даже сделали бы невозможной операцию союзников в Крыму. Гм, гм. Осмелюсь напомнить, что к 1850 году Франция имела 3100 км. железных дорог. Сильно бы помогло России обладание такой же по протяженности сетью? Вряд ли. Только от Петербурга до Севастополя 2000 км. Но проблема даже не в этом. Проблема заключается в том, что железные дороги в Европе были коммерчески выгодными. Они приносили доход и строились частными компаниями на свои деньги. Происходило это в силу значительно большей по сравнению с Россией плотности населения и пропорционально большего предполагаемого дохода на километр пути. В России что бы охватить то же число жителей и промышленных предприятий (то есть потенциальных пользователей) пришлось бы строить в несколько раз больше путей и соответственно чтобы получить те же доходы нести в разы больше расходов. Таким образом главным строителем железных дорог было государство, а источником финансирования этой деятельности - бюджет. Такая ситуация наблюдалась вплоть до самой революции. Картина качественно иная, чем в европейских странах. Мог ли бюджет России в то время выдержать мгновенное создание гигантской сети железных дорог стратегического значения, не приносящих серьезной прибыли? Было ли целесообразным такое использование бюджета? Безусловно нет.

Таким образом фактор коммуникаций если кому то и благоприятствовал в этой войне, то скорее союзникам. Трудно себе представить, чтобы они решились бросить Российской империи вызов иначе как на ее периферии.

3) Отсталость. Самый замусоленный мем, пожалуй впервые серьезно прозвучавший именно во время Крымской войны, и далее уже не сходивший со сцены. До революции разумеется. Потом вдруг как отрезало. Видимо отсталость изжили :). Давайте пройдемся по некоторым пунктам, связанным с "отсталостью".

Прежде всего необходимо упомянуть, что поскольку в эту войну были вовлечены самые развитые страны, и велась она, что называется "по взрослому", это была очень передовая война, если вы позволите мне такой термин. В том числе и с точки зрения техники. Например телеграф. Наполеон III, находясь за тысячи километров от театра военных действий пытался управлять войсками по телеграфу. Тогда это встретило, выражаясь мягко, непонимание у командиров на местах.

Или паровой флот. Россию страшно ругают за отсутствие современных паровых линкоров, которые были представлены во флотах Англии и Франции. Здесь есть два аспекта. Во-первых, русский флот оказался не в состоянии побороться за господство в Черном море не потому, что у нас не было паровых линкоров. Наш флот опирался на хорошо защищенную базу и мог выбирать время сражения. Вполне возможно было атаковать в свежую погоду, когда паровые машины не только не давали бы никакого преимущества, но и служили бы ненужной обузой и даже источником опастности для несущих их кораблей. Можно даже было выждать благоприятное направление ветра. Многие капитаны русских кораблей всерьез предлагали напасть на союзный флот, будучи уверены в мощи нашей корабельной артиллерии и отменной выучке моряков. Но дело было вовсе не в паровых машинах а в том, что Англия и Франция были в то время ведущими морскими державами. Россия же, сверх этого, еще и вынуждена была делить свой флот между изолированными театрами. Невозможно для России было держать на Черном море флот, превосходящий совокупную мощь флотов союзников.

Во-вторых, создание мощного парового флота это не дешевая затея. Оно должно преследовать конкретную цель. Для чего России, тогдашнему субгегемону, господствовавшему своими сухопутными армиями на Европейском континенте, мощный паровой флот? Создание которого несомненно отвлекло бы серьезные средства, идущие на содержание армии. Одни и те же люди часто критикуют Россию за то, что она тратила значительные средства на создание флота дредноутов перед Первой мировой войной, что дескать эти средства надо было бы пустить на оснащение армии. И тут же мешают с грязью русское руководство, что не создало адекватный паровой флот накануне Крымской войны. И это при том, что в любом случае создать флот, способный противостоять совокупной мощи флотов Англии и Франции, да еще и на любом из изолированных направлений, было невозможно.

Конечно здесь мне могут возразить, что русское то как раз руководство уроки из войны извлекло. Началась модернизация флота, выведшая наш флот на одно из ведущих мест в мире. На это я отвечу тем, с чего начал. Война показала, что для нашего флота появилась цель. Эта цель - Англия. Создать ей угрозу посредством сухопутной армии невозможно. Поэтому без флота можно занимать по отношении к туманному Альбиону лишь положение страдательное. Становясь объектом его интриг и авантюр. Менее, чем за 10 лет в России был создан такой флот, который всерьез заставлял Англию корректировать свою недружественную политику.

Получила боевое крещение во время Крымской войны и другая новинка, определившая развитие военных флотов едва ли не на столетие вперед, - броня. Видя эффективность русских разрывных снарядов при Синопе, потерпев сокрушительную неудачу в попытке использовать флот для бомбардировки фортов Севастополя, французские инженеры очень быстро нашли решение проблемы уязвимости деревянных кораблей для бомбических орудий. И уже 17 сентября 1855 года на штурм Кинбурна устремились паровые броненосные плавбатареи "Лав", "Тоннан", "Девастасьон". Русские артиллеристы стреляли блестяще, добившись 195 попаданий, но броня избавила корабли от серьезных повреждений.

Крымская война стала первой войной, где был достигнут невиданный ранее уровень расхода боеприпасов. В этом смысле это была, пожалуй, первая "артиллерийская" война. И на этом празднике жизни смерти Россия вовсе не была статистом. Во время одной из первых серьезных бомбардировок Севастополя 1 ноября 1854 года союзная артиллерия выпустила 140 тысяч снарядов! Однако русская ответила 200 тысячами! Русская артиллерия добилась огневого превосходства над противником. Ясно, что в таких условиях не могло быть и речи о штурме города. У союзников осталось два варианта действий - очистить полуостров или зимовать. Возможные катастрофические политические последствия первого варианта вынудили выбрать второй, не менее катастрофический для союзных армий. Лишь с огромным трудом, напрягая работавшие день и ночь арсеналы англо-французам удалось к лету 1855 года добиться превосходства своей артиллерии.

shellrain.jpg
Грозный предвестник ужасов Великой войны - засыпанная ядрами дорога под Севастополем

Но даже и в такой передовой войне Россия (в отличие от того же СССР) имела не только отставания, но и приоритеты. Например минное оружие. Здесь мы вырвались далеко вперед. Именно эффективность этого нового средства борьбы на море помогла нивелировать гигантское превосходство союзного флота на Балтике и остудить горячие головы английских и французских адмиралов, рассчитывавших создать угрозу столице России. Лидерство в минном оружии Россия сохранила до самой Первой мировой войны и революции.

Применение русским флотом бомбических орудий в Синопском сражении факт достаточно общеизвестный. Это было самое передовое по тем временам оружие, которые имели далеко не все флоты. В сражении флотов оно было применено впервые и с ужасающей эффективностью. Я думаю надо пояснить, что же это такие за бомбические орудия? Ведь бомбардирские корабли, стрелявшие разрывными снарядами были известны у нас еще со времен Петра I. Так то оно так, но тогдашние тонкостенные бомбы и гранаты служили для стрельбы лишь из мортирных орудий с небольшой начальной скоростью и по навесной траектории. Они могли использоваться для обстрела фортов, но попасть в корабль таким снарядом было мало реально. Гаубицы Пексана, как еще называют бомбические орудия, стреляли разрывными снарядами прямой наводкой. Основной их целью были именно корабли противника.

Ну и последнее о чем конечно нельзя не поговорить в связи с "отсталостью" - пресловутые нарезные ружья. Этот фетиш повторяют все кому не лень, часто мало себе представляя суть вопроса. Само по себе нарезное оружие было известно задолго до Крымской войны. Например уже во время наполеоновских войн русская армия вполне себе имела достаточное количество штуцеров. Проблема была в том, что обладая повышенной дальностью и точностью эти протовинтовки имели существенно более низкий темп стрельбы. Пулю приходилось чуть ли не молотком забивать через нарезы в ствол. Из за этого нарезное оружие не пользовалось популярностью, им вооружалось относительно небольшое число стрелков. Однако в 1849 году Клод Минье предложил пулю с конической выемкой в донной части. Пуля имела калибр, позволяющий свободно умещаться в стволе, не вдаваясь в нарезы, что делало заряжание такого ружья столь же быстрым, как и гладкоствольного. Однако под действием пороховых газов, задняя часть мягкой пули расширялась и входила в нарезы. Что давало искомую дальность стрельбы и точность.

Необходимо понимать, что подходящей по калибру пулей Минье можно было стрелять из любого, в том числе старого нарезного оружия. Вне зависимости от числа и крутизны нарезов. Термин "ружье Минье", часто фигурирующий в исторических работах, в этом смысле неправильно понимается. Чтобы совместить быстроту заряжания и дальность стрельбы никакого специального ружья не требуется. В русской армии пуля Минье была принята на вооружении накануне войны. Что ставило стрелков русской армии в равные относительно своего противника условия. Другая новинка того времени - капсюль для воспламенения заряда, вместо кремниевого замка, так же повсеместно была внедрена в армии Российской империи.

Таким образом вопрос остается лишь в количестве вооруженных нарезным оружием пехотинцев. Ведь значение пули Минье состоит в том, что с ее появлением стало возможным без потери скорострельности перевооружить на дальнобойные ружья всю пехоту. И большинство наших соотечественников, часто даже весьма осведомленных, пребывают в созданном заботливыми руками "друзей" заблуждении, что, конечно, вся пехота Англии и Франции была поголовно вооружена нарезными ружьями. Что, безусловно, давало ей решающее преимущество на поле боя. Все это неправда.

Начнем с Англии. Эта наиболее развитая в то время промышленная держава имела символическую по численности сухопутную армию. Для примера в 1860 году численность вооруженных сил Англии составляла всего 347 тысяч человек. Из которых большая часть приходилась на флот. Для сравнения у Франции эта цифра была 608 тысяч, а у России 862 тысячи. При несравнимо меньшей доле флота. Естественно такую небольшую армию англичане без большого ущерба для казны могли вооружить чем угодно. Но даже и у англичан при Инкермане в дивизии Каткарта лишь один батальон из шести был вооружен нарезными ружьями. Лишь ближе к концу войны они смогли полностью перевооружиться нарезным оружием.

Но англичане составляли небольшую и не самую боеспособную часть армии союзников. Основная сила коалиции это французы. И во французской армии картина была совершенно другая. Нарезное оружие имела только гвардия, егеря и африканские части. Вся линейная пехота, а это большинство французской армии, была вооружена гладкоствольными ружьями.

Но и это еще не все. Казалось бы опыт Крымской войны убедительно показал преимущество нарезного оружия. И теперь все страны поспешат избавиться от устаревших гладкостволок. По крайней мере уж точно это сделают участники войны, оплатившие этот опыт кровью. Но не тут то было! В 1859 году разразилась война Франции и Австрии, известная так же как война за объединение Италии. Армия отсталой передовой Австрии вооружена нарезным ружьем Лоренца. Армия бывшей во время Крымской войны по мнению советских пропагандистов передовой французской армии... гладкоствольными ружьями, бьющими на 300 шагов. Наполеон III в духе "пуля дура, штык молодец" вынужден ободрять по этому поводу своих солдат: В сражениях держитесь сомкнуто! ... Новое нарезное оружие опасно только издали; оно не может помешать штыку, который остается по прежнему страшным оружием французской пехоты.. Упс. Какой же, простите, опыт тогда был извлечен французами из Крымской войны? Или опыт опытом, но перевооружиться не дала отсталость? От кого? Шаблон и дальше продолжает трещать по всем швам - гладкоствольные ружья не мешают французам достаточно убедительно выиграть как войну в целом, так и практически все столкновения в частности. Видимо дело то вовсе не в ружьях? Дело в антирусской пропаганде.

Меня часто упрекают, что я идеализирую старую Россию и не желаю видеть ее вопиющие недостатки. Это не так. Просто каждый из этих недостатков и "недостатков" настолько подробно расписан и преувеличен сначала "либеральной" (беру это слово в кавычки, потому что врагам нашей страны абсолютно все равно под какими флагами действует местная пятая колонна от европейского либерализма до азиатского тоталитаризма и местечкового национализма) общественностью, а потом и советской пропагандой, что о них просто нет смысла еще раз вспоминать. Естественно в русской армии были негодные офицеры. Нас, русских, вообще очень трудно заставить реально готовиться к войне в мирное время. Бонус романовской России был в том, что значительная доля офицерского корпуса состояла из немцев. У которых отношение к военному делу было иным. Благодаря этому ситуации типа 41 года, при царях вряд ли были возможны.

Были и злоупотребления в интендантском ведомстве. Хотя между прочим о них мы в основном знаем по судебным процессам, имевшим место после войны. То есть воровство было все же исключением из правил и с ним боролись. Вот что думает по этому поводу Дельбрюк:

Наверное русское интендантство обладало менее квалифицированными и честными работниками, чем французское, но его достижения обычно недооцениваются даже такими знатоками, как Т. Бернгарди. Вообще русские войска не терпели нужды. Степи Северного Крыма давали достаточно скота для продовольствия армии. Солдаты получали ежедневно фунт мяса и две чарки водки. В общем продовольствие русских было достаточное и здоровое. В частности от цинги они страдали мало. Говорят, что этому способствовала и регулярная выдача хрена, которого было доставлено в Севастополь 960 ц.

Вопрос не в желании или не желании видеть недостатки, а в том, чтобы не спекулировать на их наличии, чем систематически занимаются враги России. Недостатки есть у всех. Для примера надо вспомнить, что изначальный план на Крымскую кампанию, разработанный маршалом Сент-Арно, предусматривал завоевание Крыма в течении четырех недель армией в 50 тыс. человек. Естественно зимовать в Крыму никто не собирался. А в итоге понадобилось полтора года, две ужасных зимы и армия в 200 тысяч человек плюс потери в 320 тысяч, чтобы не то, что Крым завоевать, об этом и речи нет, а занять половину Севастополя и клочок прибрежной территории. Сделав шахматный ход, союзники вынуждены были, чтобы сохранить лицо (проиграть "азиатской деспотии" было бы слишком унизительно для мирового гегемона и державы номер два), ввязаться в изнурительную и тяжелейшую кампанию. Как вам уровень планирования у ведущих держав?

Но это еще не самое интересное. На войне не диво, если противник вносит в ваши планы коррективы. Знаете почему не удалось реализовать идеи Сент-Арно? План то был вполне адекватный. Предполагалось после высадки союзных сил двигаться на Симферополь. Разбить русские войска, если они осмелятся его защищать. Исход битвы на Альме и соотношение сил не позволяют нам усомниться в осуществимости этого. После чего все войска в Севастополе и южнее Симферополя, как и весь русский флот были бы отрезаны от материковой России и им оставалось бы только сдаться или очистить Крым. Русский медведь получает обидный щелчок по носу, можно приступать к переговорам и дележу добычи.

Однако после высадки выяснилось, что английские войска... не располагают обозом. Они не могут вести никакие операции вглубь полуострова, поскольку довольствовать их возможно лишь с кораблей. Все! Финита ля комедия! Повоевали, как говорят в WoT. Пришлось вдоль побережья ползти к Севастополю, и стоять там полтора года не будучи даже в состоянии его полностью окружить. Вот это недостаток! Вот это отсталость! Вот это косность! Несмотря на все усилия обоз не удалось сформировать до самого конца войны. Что они там могли завоевать в России, будучи привязаны к побережью ;)? Но что вы знаете про отсталость и косность военного ведомства Англии? Которые стоили неисчислимых жертв? Ничего. А про русскую отсталость мы знаем в подробностях даже и то, чего и в помине не было.

Знаете, меня иногда не на шутку ставят в тупик лжеюзеры, которые говорят: а где вы увидели очернение истории России в советское время? Приведите примеры! Мне это кажется настолько очевидным, что я от таких вопросов даже немного теряюсь. Действительно, как вы докажете, что дважды два четыре? В этом отношении очень показательна классическая книга по истории военного искусства Ганса Дельбрюка, на которую я тут обильно ссылался. Она была издана в СССР в 1937 году. Самый, так сказать ,сок сталинизма. Книга снабжена комментариями советского переводчика. Если вдруг Дельбрюк где то по недомыслию хвалит гнилушку РИ, сей же час возникает советский объяснялкин и выливает на головы русских недотыкомок изрядное ведерко... э... м... негатива.

Часть книги, посвященную Крымской войне Дельбрюк подытоживает словами:

Хотя Россия в её восточной политике и была отброшена назад на огромное расстояние, но армия показала себя в своем роде с блестящей стороны.

Терпеть такое невозможно, и тут же следует гневная отповедь:

Честь геройской обороны Севастополя принадлежит солдатам, некоторым офицерам и единичным начальникам русской армии. Что же касается царя Николая I, приведшего Россию к Крымской войне и проигравшего её, то за 30 лет своего царствования он создал армию, подготовленную преимущественно для парадов, - технически отсталую, с забитыми солдатами, обезличенными офицерами и начальниками, лишенными всякой инициативы. Такая армия являлась фундаментом всей реакционной политической системы Николая I, порожденной страхом перед революцией.

Да можно ли более себя разоблачить, Родион Романович?

Ну ладно. Давайте подводить итог. Крымская война была проиграна потому, что её результат и не мог быть иным. ВВП России составлял в 1850 году 12,7 млрд. долл. в ценах 1960 года. ВВП двух главнейших противников были у Англии 12,5 млрд., у Франции 11,8. Соотношение 2:1. И это мы еще не подсчитали все противостоящие России державы. Военные расходы России составили за 1854-56 годы 109 млн. фунтов! Но противники потратили Англия: 145,1 млн; Франция: 110,4 млн; Турция: 3 млн.(только за 1855 год); Сардиния: 6,1 млн; всего более 264,6 миллионов фунтов! При этом союзные державы были спокойны за свой тыл, тогда как Россия значительную часть своих усилий была вынуждена направлять на укрепление западных границ.

При всех имевшихся у обеих сторон недостатках и слабостях исход противостояния предопределил материальный перевес коалиции. Причем, если прибегнуть к боксерской терминологии, это был никакой не нокаут, а весьма сомнительная победа по очкам. Что касается собственно боеспособности русской армии, позволю себе закончить вот этой цитатой Джона Фокса Бургойна, главы английского инженерного корпуса под Севастополем и советника английского командующего лорда Раглана:

Мы не имеем права презирать наших противников... Они хорошо снаряжены, хорошо обучены как солдаты, храбры и даже фанатичны.