?

Log in

No account? Create an account

Mon, Mar. 14th, 2016, 09:07 am
Офицеры "Орла". Послесловие к Цусиме

Оригинал взят у emelin_dirk в Офицеры "Орла". Послесловие к Цусиме
Не так давно на сайте Российской национальной библиотеки появилась замечательная интернет-выставка из фондов отдела рукописей, посвящённая Цусимскому сражению. Напомню, что в ОР РНБ хранятся личные фонды автора романа "Цусима" А.С. Новикова-Прибоя (часть из них в последние годы была опубликована в сборнике статей "Гангут") и бывшего офицера эскадренного броненосца "Орел" Леонида Васильевича Ларионова.
http://expositions.nlr.ru/ex_manus/tsusima/index.php

Среди представленных документов очень интересны характеристики, данные Л.В. Ларионовым своим соплавателям в 1933 г. и посланные А.С. Новикову-Прибою. Безусловно, они оказали определённое влияние на писателя, который, конечно, и сам знал всех указанных офицеров, но далеко не так близко, как каждый день встречавшийся с ними и по службе, и в кают-компании Ларионов.
На сайте РНБ текст представлен в виде картинок. Коллега любезно набрал этот текст, и сегодня его можно представить вам в более удобном для восприятия "текстовом формате".

Офицеры «Орла»
1. Командир кап. 1 р. Юнг Николай Викторович, описан мною отдельно.

2. Старший офицер кап. 2 р. Шведе Константин Леопольдович – среднего роста с небольшой бородкой, н о с большими усами. По существу хороший человек, но больше вивер нежели моряк. Плавал мало и большую часть службы в Ленинграде в 8 фл. эк. усиленно занимаясь устройством концертов и балов в собрание называвшемся Кают-компанией флотских экипажей и помещавшемся в казармах у Поцелуева моста. Любил хорошо одеться, придумать особый галстук или что-либо своё особенное внести в детали морской формы. Любитель театра, балета, он и женился на балерине; в обществе веселый и приятный, но не кутила. Хорошо играл на мандолине. Большой приятель Зилоти, служба которого исключительно проходила в 8 фл. эк., а летом в охране в Петергофе. Отлично умел устроить обед, ужин, пикник и любил хорошо поесть. Женившись стал хорошим семьянином, но привычек своих не оставил. Серьезной книжки не любил и в морском отношении был мало образован, а потому среди офицеров «Орла» авторитетом не пользовался, но отношение его с офицерами было хорошее и они его никогда не подводили, а он не обижался если при авралах и спускных работах на броненосце инициатива и руководство выпадало из его руки переходило к кому-нибудь из других офицеров, большею частью к Гирсу. После суда вышел в отставку, служил в порту, постоянно поддерживаемый в смысле службы С.И. Зилоти, который пользовался большим влиянием в Адмиралтействе, где дошел до должности Помощника Начальника Главного штаба. Не бедствовал, но жил скромно на Лермонтовском проспекте, где и умер в 1933 г.

3. Ст. минный офицер Лейтенант Никанов Иван Владимирович (род. 31-XI-70, в чине уже много лет) – среднего роста, довольно плотный с русоватыми вьющимися волосами и рыжей острой бородкой и усами. Характер имел ленивый и сварливый. Мало любимый офицерами «Орла». Он являлся старшим из офицеров в кают-компании, но авторитета никакого не имел. На «Камчатке» погиб его родной брат Владимир Владимирович, пользовавшийся общей любовью тех, кто его знал. Я с ним плавал одновременно в Средиземном море в 1902 году.

4. Ст. артиллерийский офицер Лейтенант Шамшев Фёдор Петрович (родился 27-II-69) из помещичьей семьи – худой с тонкими чертами лица, слегка согнувшийся, среднего роста, брюнет с сильно развитыми усами и бородой, сходившейся клином. Ходил особенной скользящей походкой, создавалось впечатление точно он подкрадывается. Мягкие манеры, голос тихий, он никогда не кричал, но умел нудить команду. С офицерами у него отношения были хорошие, но команда его не особенно долюбливала, но уважала за крайне добросовестное отношение к делу и знанию специальности, которую он всегда любил и всегда учился, много читал. Вообще был человеком очень образованный и начитанный. Опасности не боялся, чего не могу сказать про Никонова. Я лично особенно с ним подружился и в плену мы сидели с ним в одной комнате. Он меня как-то опекал и трогательно заботился, как старший. Очень много помогал мне в плену собирать материалы по Цусиме и постоянно в этой работе меня подбадривал. Мы много вместе гуляли и благодаря широкой образованности он был очень интересный собеседник, но скрытный и мало говоривший о себе, так что прожив с ним 8 м. в плену бок о бок я мало знаю его жизнь. После суда он уехал в именье, потом все время плавал, базируясь на Гельсингфорс, и мы мало встречались. Он женился на графине Ребиндер или Рибольер, точно не помню, и я только раз видел их вместе, когда он пригласил меня пообедать с его женой у «Медведя». Она была красивая женщина. По своим привычкам очень скромный и расчетливый человек. Товарищи находили его скупым. В нем была какая-то неуловимая, но неприятная мелочность. Но честность и благородство души у него были поразительны. У меня осталось впечатление о нем, как о чем-то не вполне понятном. Я делал попытки чаще его видеть, но все как-то не удавалось и не я был в этом виновен. О его судьбе теперь не знаю.

5. Артиллерийский офицер Лейтенант Александр Владимирович Гирс – высокий хорошо сложенный брюнет с небольшими баками и усами, нос с сильной горбинкой. В общем красивый и элегантный мужик. Я так много об нем отдельно писал, что здесь о нем буду краток. Семья его при жизни отца была с хорошими средствами, но после смерти остались ни с чем, и он всегда помогал матери, на которую и походил чертами лица. Мать жила с сестрами на маленькой уютной квартире на Средней Подьяческой ул. в 4 эт. Сёстры служили и навсегда остались девицами, одна из них сейчас в Самаре, а другая служит в Ленинграде. У него был брат б. гвардейский артиллерист, затем перешедший в интендантство и служивший в Москве. С братом у него отношения были крайне холодные, по-видимому на почве интендантской. Да брат и не важно кончил карьеру, попав под суд по своей интендантской линии и принужден был выйти в отставку. Где он сейчас не знаю. Мать умерла давно – я был на похоронах. При ее жизни я ее часто навещал, хотя познакомился после Цусимы.
Про А.В. Гирса, с точки зрения морской, надо сказать, что он был блестящий офицер во всех отношениях и исключительно благородный в своих поступках. В каюте его висел девиз «помни войну» и он был последователен в своей жизни на «Орле». Он пользовался любовью, как офицеров, так и команды. Как-то само собой он занял в нашей кают-компании значение и незаметно подменял старшего офицера при разбивке офицеров на авральные работы (погрузка угля, приготовление корабля к бою и т.п.)
30-V-33 г. После похорон Бертенсона М.Л. на кладбище Александро-Невской лавры я нашел его могилу, прибранную и сохранившую в целости мраморный памятник, поставленный Магдалиной Дмитриевной Столица. Долго я просидел на могиле, много передумал, как живо вспомнил наше плавание, Сашу Гирса и наши отношения. Какие мелочи вспоминались, то грустно становилось за свою голову – но так ясно, чисто все всплыло и определенно вылились многие ошибки, как свои, так и чужие. Начну о нем писать и не кончу, да и не хочу повторяться.

6. Старший штурманский офицер Лейтенант Саткевич Владимир Александрович (род. 24-XII-76 г.) кончил корпус фельдфебелем в самой младшей роте, когда я был кадетом этой роты. Среднего роста, одно плечо немного ниже другого, бесцветное лицо, редкие белесые волосы, зачёсанные назад и такие же усы. Здоровья слабого и весь какой-то анемичный. Голос тихий, мягкий и сам он весь такой. Академик по гидрографическому отделу и хороший знаток теории, но не как штурман-моряк практик. Всю практическую работу он оставил мне, а сам занимался девиацией, и я как-то не ощущал особенно его присутствия. Общий круг знаний математических большой, а в остальном ограниченный, читал мало. Если спросить какое отношение к нему было офицеров – скажу его просто не было. Команды он как-то мало касался. Его место – профессора своей специальности- каковым он и есть до сих пор. В общем честный, порядочный человек, но скучный.

7. Младший минный офицер Лейтенант Модзалевский Всеволод Львович (род. 22-I-79 г.). В корпусе был унтер-офицером, регентом хора. Среднего роста, хорошо сложенный брюнет, с большими усами и небольшой острой бородкой. Красивый. Веселого, приятного характера, любимый офицерами. Команда к нему относилась хорошо. Отличный музыкант, очень остроумный собеседник. В кают-компании много играл по слуху и всегда аккомпанировал. Человек образованный. После суда много плавал в Балтийском море. Во время Германской войны командовал миноносцем. После революции служил в Службе Связи Балтфлота, потом командовал канонерками, пароходами, а теперь известный полярный капитан, до сих пор сохранивший моложавость и красивую наружность. Женат. Один сын инженер умер в 1932 году, а второй – архитектор.
С Никоновым не особенно ладил и как минный офицер, конечно стоял гораздо выше.

8. Младший артиллерийский офицер Лейтенант Рюмин Георгий Митрофанович (род. 2-IV-78 г.) – высокий худой брюнет, начинавший лысеть, с маленькими усиками и такой обтянутой кожей на лице, что все вены на лбу были видны. Суетливый, шумный, любивший безобидно покричать на команду. Иногда имел какой-то обалделый вид. Очень добросовестный к работе, но не организатор и довольно беспорядочный. Не дурак выпить. Офицеры его любили и звали всегда «Рюмкин». Где он сейчас не знаю.

9. Ревизор Лейтенант Бурнашев Степан Николаевич (род. 1-XI-77 г.), из богатой помещичьей семьи. Среднего роста, темный шатен с усами на очень большой голове. Лицо толстое, мясистое, некрасивое и неприятное, далеко не располагающее. Морской офицер ни к чему. Офицерами и командой не любимый. Его поступок с шкатулкой Юнга известен, остальные комментарии излишни. После Цусимы в период следствия до суда был осужден офицерами «Орла» и те от него отстранились. После суда вышел в запас. В германскую войну призван. Где теперь – не знаю.

10. Вахтенный начальник Лейтенант Славинский Константин Петрович (род. 26-V-80 г.). Ниже среднего роста, рыжий, с такими же усами, лицо покрытое веснушками, довольно толстый. Умный, хороший морской офицер, большого о себе мнения. Изрядно грубоватый. Большой любитель женщин и любивший рассказывать о своих победах. Всегда старался быть авторитетом у мичманов и подчинить их своему влиянию. После Цусимы женился на Иконниковой-Галицкой, скоро развелся. Во время революции женился второй раз. Сейчас командир порта на Соловецких островах.

11. Вахтенный начальник Лейтенант Павлинов Сергей Яковлевич (род. 1882 г.) – сын инспектора классов Морского Корпуса. Одновременно во флоте было 6 братьев Павлиновых. Высокий, крепкий, красивый мужчина, темный шатен с вьющимися волосами и серебряной сережкой в ухе. Отличный морской офицер, смелый, решительный. После суда плавал на судах Добровольного флота, стал сильно закучивать несмотря на то, что женился на очень красивой и эффектной mdd. Аудеринг (после смерти Павлинова она вышла за Румса). Потом вернулся во флот, командовал небольшим миноносцем и в Выборге в номере гостиницы застрелился, не оставив никакого письма, кажется в 1911 году. Его вестовой написал мне письмо, я его очень берег, но оно пропало. Из этого письма по памяти можно было понять, что все случилось по пьяному делу. Мы все его любили и звали «Попкой». А мы с ним были друзья.

12. Младший штурман Ларионов Леонид Васильевич (род. 1882 г., 10-VII), одного выпуска из Корпуса с Павлиновым. Начал службу Мичманом в 1901 году, в Лейтенанты произведен 6 апреля 1905 года. После революции до 1922 был во флоте, затем служил в разных местах без перерыва; с 1924 г. Стал переквалифицироваться на научную работу; с 1-X-1928 г. Ученый Секретарь Сейсмологического Института АН СССР.

13. Вахтенный офицер Бубнов Александр Дмитриевич (род. 6-V-83 г.) – маленького роста юркий блондин, очень близорукий, в золотом пенсне, часто его снимающий и протирающий стекла. От зажимов пенсне постоянные рубцы на толстом носу некрасивого и невыразительного лица. С хорошо подвешенным языком, но любящий приврать и мало стесняющийся, когда его уличали. Бесспорно, человек способный, но не моряк. Мне до сих пор не понятно откуда он стал профессором военно-морских наук. В плавании на «Орле» и дальше в плену он к этому никаких надежд не подавал. Больше трактовал о музыке, искусстве, в которых ничего не понимал, и о французской литературе. В плену, где мы все интересовались боем и его малейшими деталями он голоса не подавал, точно его этот вопрос не касался, да он и не знал о Цусиме ничего, а потом делал выводы с кафедры. Когда я на якоре стоял на «Орле» вахту, он был у меня вахтенным мичманом и ночью всегда норовил удрать спать и вообще к службе относился недобросовестно. Зачем-то в каюте повесил большой портрет одной барышни и старался нам доказать, что вот красавица, чего на самом деле не было. В кают-компании его коротко звали «Сашка». Он как-то наврал в кают-компании, что-то невероятное о каких-то пирожках, с тех пор, как он заврется мы ему хором кричали «Сашка, опять пирожки». В общем отношение к нему было скорей дружелюбное. Сейчас профессор в Фиуме – читает стратегию и тактику.

14. Вахтенный офицер Мичман Шупинский Андрей Павлович — о нем написал отдельный рассказ.

15. Вахтенный офицер Мичман Щербачев Олег Александрович, род. 4-V-85 г. - сын сенатора, дядя посол в Константинополе. Высокий худой блондин, сухой и сдержанный человек, получивший очень хорошее образование и знающий отлично языки английский и французский. Человек долга. Из него выработался отличный морской офицер. Свою 12'' башню кормовую знал отлично — в бою вел себя исключительно. В кают-компании любим. После суда кончил артиллерийский класс, не смотря на выбитый глаз был очень хорошим артиллерист. В германскую войну командовал канонерской лодкой… где сейчас не знаю, кажется за границей.

16. Вахтенный офицер Мичман Сакеллари Николай Александрович (род. 29-IX-80 г.). он по происхождению грек из Одессы, где окончил университет, был юнкером флота, хорошо образованный, веселый, подвижный, маленького роста темный шатен с большим носом, умного лица. Имел уже тогда склонность к штурманскому делу и помогал Саткевичу и мне. Всегда острил, был общий любимец. После суда кончил Морскую Академию по гидрографическому отделу, сейчас профессор.

17. Вахтенный офицер Мичман Князь Туманов Язон Константинович (род. 2-X-83 г.) - средств никаких. Среднего роста, брюнет, красивый кавказец из армян с большими темными глазами, слегка на выкате. Горячий, но хороший характер. Отличный товарищ и очень неплохой офицер-моряк.

18. Вахтенный офицер Мичман Бибиков Илларион Илларионович (род. 21-IV-80). Списан по болезни в Носси-Бе. Мы тогда его подозревали — что удрал. Среднего роста, ловкий гимнаст, ярко рыжий. Любил изображать из себя аристократа, за что нами высмеивался. В германскую войну командовал миноносцем и говорят, что неплохо. Где сейчас не знаю.

19. Старший механик Парфенов Иван Иванович, был уже не молодой человек высокого роста, плотный, лысый с небольшой бородкой. Беззаветно преданный своей машине, которую знал в совершенстве. Большей частью молчаливый. У нас всех было впечатление, что он из машины не выходит, он был там всегда, днем и ночью. Когда он спал неизвестно. Весь промасленный, в рабочем платье, он редко показывался в кают-компании и часто обедал в своей каюте, чтобы не тратить время и не переодеваться к столу. Редчайший и тишайший человек, у которого ответственность за машину было всё. После суда не знаю где он был, кажется в отставке. Потом служил бухгалтером Обуховского завода. Где сейчас неизвестно.

20. Помощник старшего механика Скляревский Константин Автономович (род. 19-VII-78 г.). Высокий, худой блондин с реденькой бородкой, с изможденным лицом иконописного типа, но выносливый. Отличный механик. Хороший товарищ. В кают-компании его коротко звали «Автономыч». Сейчас служит на заводе.

21. Трюмный механик Румс Николай Михайлович (род. 1879 г.). Высокий, ладно сложенный, с твердыми чертами лица, шатен с крепким волосом, усы, черты лица скорей красивые. Характера довольно мрачного. Исключительно талантливый, решительный трюмный механик, ему «Орёл» всецело обязан, что не перевернулся, т.к. он никого не спрашивая весь бой перепускал воду в отсеках у миделя и тем регулировал опасный крен. Знал он трюм и проводку в них, как свои пять пальцев и целыми днями там лазил с трюмным старшиной Фёдоровым. Теперь в Америке на заводе.

22. Вахтенный механик Русанов Николай Гаврилович, молодой симпатичный человек, среднего роста, с прекрасным цветом лица. Весёлый и приятный товарищ, очень застенчивый. После суда ушел служить на ж. д. И так пропал из виду.

23. Вахтенный механик Можжухин Павел Александрович (род. 5-XI-81 г.). Совсем маленький человек, шатен. Тихий, малозаметный, но очень хороший механик. Его очень любили.

24. Строитель кор. инж. Костенко Владимир Полуэктович — о нем мало не скажешь. Крупная величина. Ниже среднего роста, брюнет с волосами бобриком и свисающими усами. Глаза острые. Талантливейший инженер и тогда пользовавшийся большим авторитетом на всем броненосце. Его советов все спрашивали и ими руководствовались. Приготовление корабля к бою по его инициативе, проведено было без урезок по его указаниям. «Орёл» <несколько слов не читается на сгибе листа> Его уважали и любили, а особенно многие из нас к нему привязались в плену, где на всех нас он имел исключительное влияние. Моё политическое образование впервые я от него получил и проводил он его умно, не отпугивая; да что мне о нем говорить — скажу недостаточно хорошо.

25. Старший врач Макаров Гавриил Андреевич, красивый блондин с бородкой. Отличный врач, образованный человек, великолепно державший себя в бою. Правда с некоторой ленцой в походе, нехотя идущий в лазарет, когда приходящий фельдшер в кают-компанию докладывал ему о поступившем в лазарет больном.

26. Младший врач Марков Николай Македонтович, заболел в Van Fong-bay и сдан на госпитальный «Орёл». Красивый тоже, но брюнет. С молодежью был в отличных отношениях. Вместо него к нам назначили доктора Авророва Алексея Петровича, который в бою не уступал Макарову в работе.

27. Обер-аудитор Добровольский Виктор Эрастович, высокий, полный красивый брюнет. Прекрасный музыкант, изнывавший от безделья. Умница. Интересный собеседник. В бою рьяно помогал докторам. В тропиках очень страдал от тропической сыпи и нарывов, за его жизнь даже опасались, но он стойко держался и не жаловался.

28. Прапорщик (строевой) Титов Сергей Владимирович. Его описал отдельным рассказом.

29. Прапорщик (строевой) Андреев-калмыков Георгий Ахиллесович - черный как уголь грек, маленький, коренастый, живой веселый, заботился о нашем столе, а в остальном дела у него было мало.

30. Прапорщик (механич.) Ленчуков Георгий Яковлевич, пожилой мрачный дядя с бородой, малокультурный и до нельзя молчаливый.

31. Прапорщик (механич.) Иванов Николай Георгиевич, сравнительно молодой, с бегающими глазами, человек неприятный. В Носси-Бе переведен на «Урал».

32. Прапорщик (механич.) Антипин Василий Иванович — назначен к нам в Носси-Бе. Симпатичный молодой блондин с вьющимися волосами, зачесанными назад. Сразу завоевал симпатию.

33. Священник Отец Паисий — монах из Сергиевской Пустыни под Петербургом. Пожилой с рыжей бородой. Абсолютно некультурный человек. Однажды слышу шум в его каюте. Зашел. Оказывается Паисий со своим вестовым спорит. Паисий по карте всех ж.д. России от Петербурга до Владивостока ищет наш путь в Японию, а вестовой ему доказывает «здесь же земля, а мы по воде идем, тут значит и искать нечего». Я их построил, провел в свою каюту и показал, как мы идем и как мог разъяснил. Вестовой понял лучше.

34. Вахтенный мичман Карпов Дмитрий Ростиславович — переведен к нам в Носси-Бе (род. 18-VII-84 г.). Самый молодой из нас. Среднего роста, с монгольским типом лица. Честнейший и благороднейший человек. Горячий, но всеми любимый. Скажу, что он больнее всех перенес сдачу. А в бою он при тушении пожаров показывал чудеса храбрости, по отзыву как офицеров так и матросов. Среди моря огня и рвавшихся снарядов он бросался тушить с пожарным дивизионом, увлекая за собой своих подчиненных. Кругом все рвалось, горело, убивало каждого, показавшегося на открытом месте, его же не трогало и он продолжал работать, часто не стоя, а лежа на животе для удобства проводки шланга или пипки. Сейчас служит.

Л. Ларионов
2-XII-33 г.




Пересъёмка начала 30-х гг.:







И зайдите на саму интернет-выставку - там ещё много интересного!