?

Log in

No account? Create an account

Tue, Aug. 8th, 2017, 11:21 am
Давняя статья В.И. Дашичева про Дюнкерк (I)

Оригинал взят у paul_atrydes в Давняя статья В.И. Дашичева про Дюнкерк (I)
По содержанию статья во многом совпадает с очерком про дюнкеркские события из двухтомника "Банкротство стратегии германского фашизма", но представляет интерес не только рядом опущенных в очерке моментов, но и как пример исторической полемики.

В. И. ДАШИЧЕВ

ЧТО ГОВОРЯТ ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ О СОБЫТИЯХ ПОД ДЮНКЕРКОМ

Доктор исторических наук профессор Д. М. Проэктор на страницах журнала «Новая и новейшая история» поднял вопрос о «дюнкеркском чуде», о подоплеке событий под Дюнкерком, в ходе которых англичанам удалось благополучно эвакуировать с полей Фландрии в Англию 340-тысячную союзную армию(1). В своей статье, а также в книгах(2) он, как и ряд других историков, проводит точку зрения, суть которой сводится к следующему. Стремясь заключить с Великобританией компромиссный мир, Гитлер решил «задобрить» ее и великодушно выпустить английскую экспедиционную армию из «дюнкеркского мешка». Для этого он отдал 24 мая приказ об остановке наступления танковых групп Клейста и Гота перед Дюнкерком на линии Гравлин, Сент-Омер, Эр, Бетюн, Лан. Причем о политических мотивах этого решения он никому, кроме, «видимо», Рундштедта, не поведал, даже таким близким лицам из своего окружения, как Кейтель, Иодль, Браухич, Геринг, Гальдер и др. «Гитлер, — пишет Д. М. Проэктор (стр. 108), — как он это нередко делал и в других случаях, никого не посвятил в свои действительные военно-политические расчеты (что, собственно, и привело к возникновению в историографии «проблемы Дюнкерка»)».

Наше мнение, изложенное в статье «Почему немецкие танки остановились перед Дюнкерком», в предисловиях к книге Д. Дивайна и дневнику Ф. Гальдера(3), коренным образом расходится с позицией Д. М. Проэктора и некоторых других авторов. Мы считаем, что в решениях Гитлера и других руководителей вермахта не было умысла «подарить» Англии ее экспедиционную армию, позволив ей беспрепятственно эвакуироваться из-под Дюнкерка. Наоборот, гитлеровское командование стремилось уничтожить ее на континенте и тем самым принудить Англию к миру. Но это ему не удалось сделать. Такова суть расхождений.

Чтобы объективно, строго научно осветить события, для историка важно прежде всего располагать документальными источниками и опираться на них в своих выводах. Какова же документальная база дюнкеркской проблемы? Достаточна ли она по характеру и количеству материалов, чтобы до конца разобраться в смысле планов и действий различных инстанций руководства вермахта под Дюнкерком? Безусловно, да!

В настоящее время в распоряжении исследователя дюнкеркской проблемы имеются все важнейшие документы ставки Гитлера, главного командования сухопутных войск, генерального штаба сухопутных войск, штабов групп армий «А» и «Б» и входивших в их состав армий. Кроме того, сюда надо причислить такие важные источники, как переписка Гитлера с Муссолини, служебные дневники начальника штаба оперативного руководства вермахта Иодля, начальника генерального штаба сухопутных войск Гальдера и др.
_______________
1. См. «Новая и новейшая история», 1969, № 5.
2 Д. М. Проэктор. Война в Европе 1939-1941. М., 1963, стр. 337-350; его же. Агрессия и катастрофа. М., 1968, стр. 99-102.
3. См. «Военно-исторический журнал», 1962, № 6; Д. Дивайн. Девять дней Дюнкерка. М., 1965; Ф. Гальдер. Военный дневник, т. 1. М., 1968.


Эти источники позволяют проследить, как развивались события под Дюнкерком не только по дням, но и по часам.

До 1960 г., когда впервые в наиболее полном виде была опубликованы документы гитлеровского командования, относящиеся к военной кампании против Франции(4), в дюнкеркской проблеме было действительно много неясного. Тем более, что ее основательно запутали немецкие генералы. Чтобы реабилитировать себя, доказать свою военную непогрешимость, они в 1945-1947 гг. пустили версию о единоличной ответственности Гитлера за «стоп-проказ» от 24 мая, остановивший наступление танков перед Дюнкерком. Причем сначала это связывалось с дилетантизмом Гитлера в военных вопросах. Так появилась одна из легенд об «утерянных победах». Родоначальником ее был не кто иной, как командующий группой армий «А» Рундштедт, представивший в интервью Б. Лиддел Гарту события под Дюнкерком в превратном свете(5). Как впоследствии было документально установлено, он сам был инициатором приостановки наступления танков Клейста и Гота. Приказ об этом Рундштедт отдал еще 23 мая.

Для мотивировки появления «стоп-приказа» Гитлера вскоре были выдвинуты политические причины, которые связывались с его стремлением заключить мир с Англией. Возникла легенда о «золотом мосте» через Ла-Манш, которая выгораживала уже Гитлера. Ее подхватили некоторые буржуазные историки(6). Появились различные модификации этой легенды. Ей сопутствовало столько невероятных выдумок, что разобраться в них неискушенному читателю было очень трудно или просто невозможно. Однако опубликованные еще в ходе Нюрнбергского процесса документы, относящиеся к дюнкеркской проблеме, заставили многих исследователей на Западе, в том числе Б. Лиддел Гарта, пересмотреть свои взгляды и отказаться от упомянутой версии. После издания в 1960 г. основных документов, отражающих действия гитлеровского командования в период с 24 мая по 4 июня 1940 г., с дюнкеркской проблемы был снят покров таинственности.

Несостоятельность легенды немецко-фашистских генералов о «дюнкеркском чуде», сотворенном одним Гитлером в поисках благосклонности Англии, была убедительно раскрыта в 1961 г. и историками ГДР(7). В это же время к аналогичному выводу, основанному на анализе широкого круга документов гитлеровского командования, пришел и автор данной статьи.

Нам кажется, пора до конца разобраться в дюнкеркских событиях. От этого зависит правильное освещение в нашей исторической литературе и лекционной деятельности некоторых принципиальных вопросов войны фашистской Германии против западных держав.

О ЧЕМ СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ ДОКУМЕНТЫ

Важнейшее значение для уяснения действительных намерений руководства вермахта в отношении дюнкеркской группировки союзников имеет «критический период» с 23 по 27 мая. Поэтому рассмотрим основные решения гитлеровского командования в этот период на документах и сопоставим их с аргументами наших оппонентов. Это поможет читателю лучше уяснить суть вопроса и составить свое собственное суждение о дюнкеркских событиях.

К 23 мая на северном крыле немецкого фронта в треугольнике Гравлин, Денен, Гент в окружении оказалась крупная англо-франко-бельгийская группировка. С запада на нее наступали войска группы армий «А» под командованием Рундштедта (4-я армия Клюге в составе танковых групп Клейста и Гота, 2-го и 8-го армейских корпусов), а с востока — группа армий «Б» Лееба (18-я и 6-я армии, имевшие шесть армейских корпусов).

В ночь с 22 на 23 мая главное командование сухопутных войск (ОКХ) отдало группам армий «А» и «Б» следующий приказ (№ 5848/40):
_______________
4. «Dokumente zum Westfeldzug 1940». Hrsg. H.-A. Jacobsen. Göttingen, 1960.
5. В. Liddel Hart. The Other Side of the Hill. London, 1948.
6. Подробно см. П. Видуэцкого «Дюнкеркское чудо» в освещении буржуазных историков». — «Военно-исторический журнал», 1963, № 9. Положения этой статьи мы полностью разделяем.
7. О. Groehler. Manetekel Dünkirchen. — «Zeitschrift für Geschichtswissenschaft», 1961, № 6.


«1. Главное командование сухопутных войск считает своей ближайшей задачей продолжать сжимание кольца окружения(8), обеспечивая возможность переправы через р. Сомма в ее нижнем течении.

2. Группе армий «Б» левым крылом нанести удар в направлении Секлена и, повернув фронт наступления на север, последовательно овладевая французскими укреплениями от их южного фланга к северному, отбросить на север части противника, расположенные южнее и восточнее Лилля.

На остальных участках фронта сковывать противника активными действиями. При этом учитывать необходимость экономного расходования сил. О высвобождающихся соединениях немедленно докладывать главному командованию сухопутных войск.

Крупные города Фландрии, сохранению которых политическое руководство придает важное значение, по возможности не подвергать разрушению.

3. Группе армий «А» по достижении рубежа Бетюн, Сент-Омер, Кале повернуть фронт наступления подвижных соединений(9) на рубеж Армантьер, Ипр, Остенде, а пехотным дивизиям в кратчайший срок выйти за рубеж Ланс, Сент-Омер, чтобы отсюда следовать за моторизованными соединениями в северо-восточном направлении»(10).

В этом приказе ОКХ перед группами армий «А» и «Б» были поставлены ближайшие задачи по разгрому окруженной группировки союзников. Ее планировалось уничтожить совместными ударами войск группы армий «Б», наступавшими на дюнкеркский плацдарм с востока, и 4-й армии, продвигавшейся с запада. Обращает на себя внимание, что уже в этом приказе намечаются меры по созданию условий для последующего наступления на юг, в глубь Франции (обеспечение переправ через Сомму).

23 мая Гальдер, подводя итоги дня, отмечал в своем дневнике: «Утренняя обстановка. Дальнейшее развитие наступления удовлетворительное. Левое крыло подвижных групп приближается к Кале. Сильный центр подвижной группировки — западнее Арраса, продвигается в направлении Бетюна...

Ликвидация вражеской группировки (в районе Брюгге, Лилль, Дюнкерк) после окружения здесь 45 дивизий противника».

Несмотря на большие успехи немецких войск, не все у них шло гладко. В тот же день Гальдер писал о тревожных сигналах, поступивших из танковой группы Клейста: «17.30 — Гильденфельдт(11): Доклад об опасениях Клейста. Он думает, что не в состоянии полностью выполнить свою задачу, пока не ликвидирован кризис в районе Арраса(12). Потери в танках — до 50%. Я сообщил, что кризис будет преодолен в течение 48 часов. Я отдаю себе отчет, насколько трудна эта задача. Нужно потребовать от войск стойкости. На Сомме никакой опасности»(13).

Отсюда видно, что даже у таких немецких военачальников, как Клейст, появились сомнения, по плечу ли им немедленное выполнение задачи, поставленной в приказе ОКХ № 5848/40 от 23 мая. Не удивительно, что в этих условиях командующий группой армий «А» Рундштедт, поддержанный командующим 4-й армией Клюге, 23 мая решил отложить на 25 мая наступление группы Клейста и Гота, которое должно было начаться в 15.00 24 мая. Непосредственной причиной этого явилась необходимость перегруппировки войск для нового удара, большие потери в танках, прошедших около 600 км, заверение Гальдера, что кризис под Аррасом будет преодолен через двое суток. Но главное здесь заключалось в соображениях высшего порядка, которые была брошены на чашу весов 24 мая. В этот день в 11 час. 30 мин. в штаб Рундштедта в Шарлевиль прибыл Гитлер вместе с Иодлем и адъютантом Шмундтом(14).

Впоследствии генералы вермахта пустили версию, что именно на совещании в Шарлевиле Гитлер приказал Рундштедту остановить танковые войска под Дюнкерком, чтобы дать англичанам возможность эвакуироваться.
_______________
8. Дюнкеркской группировки.
9. Имеются в виду танковые и моторизованные дивизии.
10. «Dokumente zum Westfeldzug 1940», S. 116-117.
11. Офицер связи ОКХ.
12. Имеется в виду контрудар союзников, нанесенный в районе Арраса силами трех английских бригад и частью 3-й французской механизированной дивизии по правому флангу танковой группы Клейста.
13. Ф. Гальдер. Военный дневник, т. 1. М., 1968, стр. 419-420.
14. В статье Д. М. Проэктора ошибочно указывается, что Гальдер и Браухич тоже присутствовали на совещании в Шарлевиле (стр. 96).


Документальные данные начисто опровергают эту версию. Вот что сказано об этом совещании в журнале боевых действий группы армий «А»:

«В 11.30 прибывает фюрер, и ознакамливается командующим группой армий с обстановкой. Фюрер целиком и полностью соглашается с мнением, что восточнее Арраса должна наступать пехота, в то время как подвижные войска могут быть задержаны на достигнутом рубеже Лан, Бетюн, Эр, Сент-Омер, Гравлин, чтобы «перехватить» противника, теснимого группой армий «Б». Он придает этому мнению особенный вес в связи с тем, что вообще необходимо сохранить танковые войска для последующих операций и что дальнейшее сужение района окружения повлечет за собой крайне нежелательное ограничение действий авиации»(15).

Отсюда вытекает следующее: 1) Гитлер санкционировал приказ об остановке танков, отданный ранее, 23 мая, Рундштедтом. 2) Он не снимал задачу разгрома дюнкеркской группировки, изменялся лишь порядок ее разгрома. 3) Остановка танковых войск связывалась с необходимостью их сохранения для последующих операций против Франции. 4) Разгромить дюнкеркскую группировку мыслилось пехотными соединениями группы армий «Б», 4-й армии и авиацией, прижав их к танковым войскам на линии Гравлин, Лан.

Но, может быть, в журнале боевых действий группы армий «А» искажен смысл решений в Шарлевиле? Обратимся к другому источнику — дневнику Иодля. Начальник штаба оперативного руководства вермахта писал:

«24.5 фюрер со мной и Шмундтом вылетает в группу армий «А» в Шарлевиль. Он очень обрадован принятыми группой армий мерами, которые целиком совпадают с его намерениями»(16).

Итак, оба документа говорят о том, что инициатором остановки наступления танковых войск был Рундштедт, а Гитлер лишь одобрил это решение.

Проследим по документам, как же развивались события дальше в этот «роковой» день 24 мая. В 12 час. 31 мин. из штаба группы армий «А» в штаб 4-й армии был передан известный «стоп-приказ». Вот его полный текст:

«По приказу фюрера наступление продолжать восточнее Арраса частями 8-го и 2-го армейских корпусов во взаимодействии с левым крылом группы армий «Б» в северо-западном направлении. Но в районе северо-западнее Арраса не выходить значительными силами за рубеж Ланс, Бетюн, Эр, Сент-Омер, Гравлин (рубеж канала). На западном крыле главная задача состоит в том, чтобы сомкнуть все подвижные силы и заставить противника разбиться об указанный выгодный для нас оборонительный рубеж»(17).

Содержание этого приказа полностью подтверждает правильность приведенной выше выдержки из журнала боевых действий группы армий «А» от 24 мая. Из него опять-таки видно, что задача разгрома дюнкеркской группировки Гитлером отнюдь не снималась.

Принципиальное значение для понимания дюнкеркской проблемы имеет подписанная Гитлером директива верховного главнокомандования (ОКВ) № 13 от 24 мая. Поэтому мы позволим себе пространно процитировать ее:

«1) Ближайшая задача наших операций заключатся в том, чтобы уничтожить концентрическим ударом северного крыла окруженные в Артуа и Фландрии франко-англо-бельгийские силы, а также выйти на побережье Ла-Манша в указанных выше районах и закрепиться на нем.

Задачи авиации:

— сломить всякое сопротивление окруженных сил противника,
— воспрепятствовать попыткам прорыва английских частей из кольца окружения и их переправы через Ла-Манш,
— прикрывать южный фланг группы армий «А».

Удары по авиации противника продолжать наносить при всяком удобном случае.
_______________
16. L. Ellis. The War in France and Flanders. London, 1953, p. 383.
17. «Trial of the Major War Criminals before the International Military Tribunal at Nurenberg» (далее — IMT), vol. XXVIII. Nurenberg, 1947, Doc. 1809—PS, p. 433. К сожалению, перевод дневника Иодля, опубликованный в издании: «Нюрнбергский процесс» т. 1. М., 1965, стр. 336-338, весьма неточен.
18. «Dokumente zum Westfeldzug 1940», S. 120.



2. За ударами авиации должна возможно скорее последовать операция сухопутных войск(18), имеющая целью уничтожить расположенные во Франции силы противника. Проведение этой операции спланировать в три этапа.

Первый этап. Прорыв на участке от морского побережья до р. Уаза в направлении на р. Сена в ее нижнем течении, к западу от Парижа, с тем, чтобы впоследствии небольшими силами сопровождать и прикрывать правое крыло войск, осуществляющих главный удар.

Если позволят обстановка и сохранившиеся в резерве силы, организовать еще до окончания боев в Артуа и Фландрии концентрический удар в направлении Мондидье в целях овладения территорией между реками Сомма и Уаза, тем самым подготавливая и облегчая последующее наступление на рубеж р. Сена в ее нижнем течении.

Второй этап. Наступление главными силами сухопутных войск, в том числе мощными группировками танков и моторизованной пехоты, в юго-восточном направлении, обтекая Реймс, с целью разгромить главные силы французской сухопутной армии в треугольнике Париж, Мец, Бельфор и взломать линию Мажино с тыла.

Третий этап. Своевременное дополнение этой главной операции операцией на второстепенном направлении, имеющей задачу малыми силами, прорвать линию Мажино с фронта на наиболее слабом ее участке — между Сент-Авольд и Сааргемюнд (Саргемин) — в направлении Нанси, Люневиль...

3) Задача военно-воздушных сил:
а) Независимо от операций во Франции военно-воздушным силам разрешается, как только они смогут сосредоточить для этого достаточное количество самолетов, развернуть в полном объеме боевые действия против английской метрополии (курсив наш. — В. Д.)...

4) Задачи военно-морского флота:
Военно-морскому флоту разрешается в водных районах вокруг Англии и перед французским побережьем использовать свои боевые средства в полном объеме (курсив наш. — В. Д.). Все приказы, ограничивавшие до настоящего времени действия военно-морского флота, отменяются...

5) Господам главнокомандующим предлагаю доложить мне или представить документально свои соображения о выполнении настоящей директивы»(19).

Эта директива Гитлера полностью перечеркивает легенду о «золотом мосте». В ней черным по белому написано: уничтожить дюнкеркскую группировку, воспрепятствовать переправе англичан через Ла-Манш. Причем разгромить прижатые к морю войска противника мыслилось «концентрическим ударом», т. е. со всех сторон, а это значит и с помощью танков(20). Вспомним, что и в «стоп-приказе» ставилась задача заставить противника, отходящего под ударами группы армий «Б», «разбиться» о танковый барьер на рубеже Эр, Гравлин. Особая роль в ликвидации этой группировки возлагалась на авиацию. Все это бесспорные истины. Отрицать их невозможно.

Директива № 13 позволяет понять и причины высшего порядка, побудившие Гитлера одобрить приказ Рундштедта об остановке танков. Из нее видно, что уничтожение дюнкеркской группировки было в конце мая хотя и «ближайшей», но уже второстепенной задачей вермахта по сравнению с более важной — окончательным сокрушением Франции. Поэтому основное внимание в директиве обращается на второй этап кампании (начавшийся 5 июня). Главную роль в финальных сражениях директива отводила снова танковым и моторизованным войскам, которые надо было еще привести в порядок (вспомним, что в группе Клейста вышло из строя 50% танков!), перебросить в новые места сосредоточения и развертывания, подготовить к новым боям. Это целиком согласуется с цитировавшейся выше записью из журнала боевых действий группы армий «А» от 24 мая.

В соответствии с указаниями Гитлера главное командование сухопутных войск отдало в 21.00 24 мая группам армий «А» и «Б» приказ № 3218/40, в котором говорилось:

«2. Замысел главного командования сухопутных войск по-прежнему состоит в том, чтобы, прикрыв южный фланг, окружить противника в районе Дюнкерк, Остер, Лилль, Рубе, Рулер, Остенде. Верховное главнокомандование вооруженных сил планирует действия авиации по этому району.
_______________
18. Имеется в виду второй этап военной кампании против Франции.
19. «Dokumente zum Westfeldzug 1940», S. 121-123.
20. Нельзя согласиться с утверждением Д. М. Проэктора, что вопрос о действиях танковых войск был в директиве № 13 обойден (стр. 96).


3. Группе армий «Б» продолжать своим правым крылом и центром наступление па рубеж Остенде, Рубе. Южным крылом наступать на пограничные укрепления противника с фланга, в направлении на Лилль, уничтожая эти укрепления.

4. Группе армий «А»:
Правым крылом 4-й армии продолжать наступление на рубеж Секлен, Ла-Бассе, удерживая на первом этапе левым крылом армии рубеж Бетюн, Эр, Сент-Омер, Гравлин.

5. Укрепленный район, состоящий из городов Лилль, Рубе, Туркуэн, в ходе наступления обойти»(21).

Следовательно, перед группами армий «А» и «Б» была поставлена задача наступать на дюнкеркскую группировку всеми пехотными соединениями, т. е. двумя армейскими корпусами 4-й армии и войсками 6-й и 18-й армий. Танковые группы Клейста и Гота, «на первом этапе» операции должны были удерживать рубеж к западу от Дюнкерка.

В этом документе нет и намека на стремление гитлеровского командования отпустить англичан с миром домой.

На основе приказа ОКХ были отданы распоряжения по войскам. Так, в приказе 4-й армии от 24 мая говорилось:

«2) Задача армии на 25.5: примыкая правым крылом к 6-й армии, продолжать наступление на северном участке фронта; левый фланг подтянуть; на рубеже р. Сомма отражать атаки противника, усилив действующие здесь части.

3) Задачи соединений:
а) 8-му армейскому корпусу продолжать наступление через рубеж Маршьенн, Дуэ в северо-западном направлении, сосредоточив все наличные силы в ударные кулаки.
б) 2-му армейскому корпусу продолжать наступление в северном направлении, глубоко эшелонируя свои боевые порядки уступом вправо...
в) Группе Гота, наступая во взаимодействии со 2-м армейским корпусом, выйти на рубеж канала выше и ниже Бетюна и удерживать этот рубеж... Высвобождающиеся части сосредоточивать с таким расчетом, чтобы группа могла — в случае приказа на продолжение наступления — развить успех усиленным левыми крылом...
г) ... Группе фон Клейста удерживать рубеж канала Эр, Сент-Омер, Гравлин... Группе препятствовать всяким попыткам противника прорваться через канал. Овладеть городом Кале. На случай все еще возможного продолжения наступления принять все подготовительные меры к сосредоточению крупных сил на правом крыле. Воспрепятствовать попыткам противника высадить десант»(22).

И в этом приказе по 4-й армии, наступавшей на дюнкеркскую группировку с запада и юго-запада, не снималась задача разгрома войск союзников. Изменялся лишь порядок этого разгрома в точном соответствии с решением, принятым на совещании в Шарлевиле. План уничтожения союзной группировки, разработанный генеральным штабом и отраженный в приведенном выше приказе ОКХ от 23 мая, был существенно изменен.

Вопрос о путях ликвидации окруженных войск противника стад предметом острых разногласий в командовании вермахта. 25 мая Гальдер писал в своем дневнике: «День слова начался с неприятных стычек между Браухичем и фюрером относительно дальнейшего ведения битвы на окружение. Я задумал это сражение так, чтобы группа армий «Б», осуществлявшая фронтальное наступление на постепенно отходящего противник, только сковывала его, а группа армий «А», сдерживая разбитые войска противника с фронта, наносила бы решающий удар с тыла. Для этого должны были использоваться моторизованные соединения. Однако политическое руководство считает, что решающая битва должна произойти не на территории Фландрии(23), а в Северной Франции. Чтобы скрыть эту политическую цель, делается заявление, что территория Фландрии с ее многочисленными водными и другими преградами не пригодна для танков. Поэтому следует остановить танки и другие моторизованные части по выходе их на рубеж Сент-Омер — Бетюн.
_______________
21. «Dokumente zum Westfeldzug 1940», S. 120-121.
22. «Dokumente zum Westfeldzug 1940», S. 123-124.
23. Фландрию гитлеровцы предполагали присоединить к «третьей империи». Поэтому войскам было дано указание избегать по возможности разрушений при ведении боевых действий в городах и населенных пунктах.



В результате этого положение коренным образом меняется. Я хотел группу армий «А» сделать молотом, а группу армий «Б» — наковальней. Теперь делают группу армий «Б» молотом, а группу армий «А» — наковальней. Так как группа армий «Б» находится перед сплошным фронтом противника, это будет стоить ей много крови и займет много времени. Следует учесть, что действия авиации, на которую возлагают большие надежды, зависят от погоды.

Это расхождение во взглядах вызывает массу противоречивых указаний, и на это уходит больше нервов, чем на руководство войсками в целом. Но сражение мы все же выиграем»(24).

O противоречиях в руководстве вермахта по поводу методов разгрома дюнкеркской группировки свидетельствует и дневник Иодля (запись от 25 мая): «Во второй половине дня является главнокомандующий сухопутными войсками и просит разрешения на то, чтобы танки и моторизованные дивизии начали наступление с возвышенностей Вими, Сент-Омер, Гравлин в сторону низменности на запад. Фюрер против этого, оставляет решение на усмотрение группы армий «А». Последняя сначала (!) отклоняет это, так как танки должны сперва отдохнуть, чтобы подготовиться к задачам на юге (курсив наш. — В. Д.)»(25).

Эти выдержки из дневников Иодля и Гальдера, лиц, которые занимали ключевые посты в руководстве вермахта, неопровержимо говорят о том, что противоречия в гитлеровском командовании касались не целей операции — уничтожения окруженных союзных войск, а методов ее осуществления. Дневник Иодля снова подтверждает и главные мотивы «стоп-приказа» — подготовка танков к новому и окончательному удару по Франции.
_______________
24. Ф. Гальдер. Указ. соч., стр. 426.
25. IMT, vol. XXVIII, Dос. 1809-РS, р. 434.